Телефон: +7 (383)-235-94-57

БИОМОРФЫ ОХРАНЯЕМЫХ РАСТЕНИЙ РЕСПУБЛИКИ КОМИ

Опубликовано в журнале: Биологический журнал №1(1)

Автор(ы): Бобров Юрий Александрович, Чудинова Ирина Александровна, Булышева Виктория Владимировна, Поздеева Любовь Михайловна

Рубрика журнала: Биосфера и биоразнообразие

Статус статьи: Опубликована 22 января

DOI статьи: 10.32743/2658-6460.2019.1.1.37

Библиографическое описание

Бобров Ю.А., Чудинова И.А., Булышева В.В., Поздеева Л.М. [и др.] БИОМОРФЫ ОХРАНЯЕМЫХ РАСТЕНИЙ РЕСПУБЛИКИ КОМИ // Биологический журнал: эл.научный журнал. –2019 – №1(1). URL: https://bio-j.ru/archive/1/37 (дата обращения: 22.08.2019)

Бобров Юрий Александрович

канд. биол. наук, доц., доц. каф. экологии ИЕН СГУ им. Питирима Сорокина,

РФ, г. Сыктывкар

Чудинова Ирина Александровна

аспирант каф. экологии ИЕН СГУ им. Питирима Сорокина,

РФ, г. Сыктывкар

Булышева Виктория Владимировна

студент магистратуры СГУ им. Питирима Сорокина,

РФ, г. Сыктывкар

Поздеева Любовь Михайловна

студент бакалавриата СГУ им. Питирима Сорокина,

РФ, г. Сыктывкар

GROWTH FORMS OF KOMI REPUBLIC PROTECTED PLANTS

 

Yurii Bobroff

associate professor of SyktSU,

Russia, Syktyvkar

Irina Chudinova

postgraduate student at SyktSU,

Russia, Syktyvkar

Victoria Bulysheva

master student at SyktSU,

Russia, Syktyvkar

Lyubov’ Pozdeeva

undergraduate student at SyktSU,

Russia, Syktyvkar

 

АННОТАЦИЯ

На основе системы биоморф семенных растений И.Г. Серебрякова проанализированы охраняемые виды Республики Коми. Выявлено 39 частных жизненных форм, что составляет ориентировочно 70% от всего биоморфологического разнообразия республики. Наибольшую долю среди охраняемых видов имеют стержнекорневые формы, что, по-видимому, связано с их меньшей устойчивостью к антропогенной нагрузке. Одновременно, как минимум, 23 биоморфы среди видов Красной книги не представлены.

ABSTRACT

Based on the Serebryakov’ system of growth forms of seed plants the authors analyzed protected species of the Komi Republic. They revealed 39 forms, which is approximately 70% of the total biomorphological diversity of the republic. Rodroot forms have the largest share among protected species, which, apparently, is due to their lower resistance to anthropogenic impact. At the same time, at least 23 biomorphs among the Red Date Book species are absent.

 

Ключевые слова: Республика Коми, флора, охраняемые растения, семенные растения, жизненные формы, спектр жизненных форм.

Keywords: Komi Republic, flora, protected plants, seed plants, growth forms, spectrum of growth forms.

 

Жизненная форма растения, являясь некоторым обобщённым визуализированным ответом организма на нынешние и прошлые условия среды [1, 2], служит одновременно удобным инструментом оценки степени комфортности среды для конкретной особи и прогноза её вероятной дальнейшей судьбы. В этой связи важное значение приобретает корректное описание биоморф редких растений и особенно – включённых в Красные книги разного ранга. Целью настоящей работы является выявление спектра жизненных форм растений, включённых в Красную книгу Республики Коми [3].

Материал и методика. Основой исследования стали преимущественно материалы гербариев Института биологии Коми научного центра УрО РАН (SYKO), Сыктывкарского государственного университета имени Питирима Сорокина (SYKT) и Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова (MW). Помимо этого, использованы личные сборы и наблюдения с 2013 по 2018 годы, сборы и фотографии коллег, а также студентов кафедры экологии; кроме того, привлечены опубликованные ранее научные данные.

Основной метод исследования – сравнительно-морфологический. Выделение жизненных форм проведено в целом по методике И.Г. Серебрякова [1, 4] и в соответствии с его системой биоморф, в которую внесены изменения, наиболее существенные в части, касающейся водных трав [5, 6]. В работе учтена основная жизненная форма вида и устойчиво встречающиеся экобиоморфы.

Результаты и их обсуждение. В Красную книгу Республики Коми [3] внесено 216 видов семенных растений (ещё 26 видов рекомендуются к бионадзору), что составляет пятую часть всей флоры, указанной в последней флористической сводке региона [7], и, вероятно, приближается к четверти флоры аборигенных семенных растений; при этом тенденции ведения республиканской книги не позволяют надеяться, что в будущем этот список будет сокращён. Растения в Красной книге распределены по четырём категориям редкости (находящиеся под угрозой исчезновения; сокращающиеся в численности; редкие и неопределённые по статусу) без их внутреннего подразделения.

Биоморфологический конспект охраняемых семенных растений приведён ниже. Жизненные формы в нём идут в порядке системы Серебрякова [1, 4], виды внутри жизненной формы – в порядке алфавита их латинских названий [8]; при первом упоминании растения указан автор описания.

B1. Дерево лесного типа: вечнозелёное: Pinus sibirica Du Tour; листопадное: Tilia cordata Mill.; Ulmus glabra; U. laevis Pall.

B2. Листопадный прямостоячий геоксильный кустарник: Cotoneaster melanocarpus Fisch. ex Blytt; C. uniflorus Bunge; Pentaphylloides fruticosa (L.) O. Schwarz.; Sambucus racemosa L.

B3. Листопадный стелющийся кустарник: Tilia cordata.

B4. Вечнозелёный вегетативно неподвижный подушковидный аэроксильный кустарничек: Diapensia lapponica L.

B5. Полунеподвижный кустарничек: вечнозелёный: Cassiope tetragona (L.) D. Don; листопадный: Pentaphylloides fruticosa; Salix recurvigemmis A. Skvorts.

B6. Вечнозелёный настоящий ползучий кустарничек: Chimaphila umbellata (L.) W. Barton.

B7. Вечнозелёный вегетативно подвижный кустарничек шпалерного типа: Dryas punctata Juz.

B8. Прямостоячий полукустарничек: Alyssum obovatum (C.A. Mey.) Turcz.; Gypsophila uralensis Less.; Helianthemum nummularium (L.) Mill.

B9. Стелющийся полукустарничек: Thymus talijevii Klokov & Des.-Shost.

B10. Стержнекорневой травянистый поликарпик: Aconogonon ochreatum (L.) H. Hara; Alyssum obovatum; Anemone sylvestris L.; Armeria scabra Pall. ex Schult.; Artemisia borealis Pall.; A. sericea Weber ex Stechm.; Aster alpinus L.; Astragalus gorodkovii Jurtz.; Bupleurum longifolium ssp. aureum (Fisch. ex Hoffm.) Soó; Cardamine bellidifolia L.; Cerastium krylovii Schischk. & Gorczak.; Crepis multicaulis Ledeb.; Delphinium middendorffii Trautv.; Dianthus fischeri Spreng.; Dracocephalum ruyschiana L.; Eremogone polaris (Schischk.) Ikonn; Erysimum pallasii (Pursh) Fern.; E. saxatilis (L.) Ikonn.; Eutrema edwardsii R. Br.; Gentiana verna L.; Linum boreale Juz.; Neotorularia humilis (C.A. Mey.) Hedge & J. Leonard; Noccaea cochleariformis (DC.) A. Löve & D. Löve; Oxyria digyna (L.) Hill; Oxytropis ivdelensis Knjaz.; O. mertensiana Turcz.; Papaver lapponicum ssp. jugoricum (Tolm.) Tolm.; P. polare (Tolm.) Perf.; Phlojodicarpus villosus (Turcz. ex Fisch. & C.A. Mey.) Ledeb.; Polemonium boreale Adams; Polygala comosa Schkuhr; P. vulgaris L.; Potentilla chrysantha Trev.; P. gelida C.A. Mey.; P. kuznetzowii (Govor.) Juz.; P. nivea L.; P. stipularis L.; Pulsatilla patens (L.) Mill.; Seseli condensatum (L.) Rchb.; Saussurea parviflora (Poir.) DC.; Scorzonera glabra Rupr.; Silene amoena L.; S. nutans L.; S. paucifolia Ledeb.; Viscaria alpina (L.) G. Don.

B11. Стержнекорневой травянистый поликарпик со стелющимися побегами: Dianthus repens Willd.; Schivereckia podolica (Bess.) Andrz. ex DC.

B12. Подушковидный травянистый поликарпик: Artemisia borealis; A. sericea; Draba alpina L.; D. cinerea Adams; D. fladnizensis Wulf.; D. glacialis Adams; D. lactea Adams; D. nivalis Liljebl.; D. pauciflora R. Br.; Gastrolychnis involucrata (Cham. & Schlecht.) A. & D. Löve; Gypsophila uralensis; Minuartia rubella (Wahlenb.) Hiern; Silene amoena L.; S. nutans L.

B13. Кистекорневой травянистый поликарпик: Adonis sibirica Patrin ex Ledeb.; Anemonastrum biarmiense (Juz.) Holub; Anemone sylvestris; Campanula cervicaria L.; Cirsium helenioides (L.) Hill; Crepis chrysantha (Ledeb.) Turcz.; C. multicaulis Ledeb.; C. praemorsa (L.) Tausch; Dracocephalum ruyschiana; Epilobium alsinifolium Vill.; E. collinum C.C. Gmel.; E. davuricum Fisch. ex Hornem.; E. montanum L.; Oenanthe aquatica (L.) Poir.; Oxygraphis glacialis (Fisch.) Bunge; Paeonia anomala L.; Potentilla erecta (L.) Raeusch.; P. stipularis; Primula farinosa L.; P. pallasii Lehm.; Ranunculus sulphureus C.J. Phipps; Saussurea parviflora (Poir.) DC.; Tephroseris atropurpurea (Ledeb.) Holub; T. tundricola (Tolm.) Holub; Trollius apertus Perf. ex Igosch.

B14. Недерновый травянистый поликарпик: первичнокорневищный: Nymphaea tetragona Georgi; вторичнокорневищный: Anemonoides altaica (C.A. Mey.) Holub; A. ranunculoides (L.) Holub; Antennaria lanata (Hook.) Greene; Arnica iljinii (Maguire) Iljin; Aster alpinus; Crepis multicaulis Ledeb.; Cypripedium calceolus L.; Epipactis atrorubens (Hoffm. ex Bernh.) Bess.; E. helleborine (L.) Crantz.; Erigeron silenifolius (Turcz.) Botsch.; Lagotis uralensis Schischk.; Potentilla erecta; Thalictrum aquilegifolium L.

B15. Корневищный травянистый поликарпик с итеративным нарастанием побеговой оси: Carex caucasica Stev.; C. contigua Hoppe; C. obtusata Liljebl.; C. pediformis C.A. Mey.

B16. Плотнокустовой дерновый травянистый поликарпик: Agrostis korczaginii Sen.-Korcz.; Antennaria lanata; Carex echinata Murr.; C. glacialis Mackenz.; C. misandra R. Br.; C. omskiana Meinsh.; C. ornithopoda Willd.; C. pseudocyperus L.; Elymus transbaicalensis (Nevski) Tzvelev; Elytrigia reflexiaristata (Nevski) Nevski; Epipactis atrorubens; Festuca pohleana E.B. Alexeev; F. pseudodalmatica Krajina; Kobresia myosuroides (Vill.) Fiori; K. simpliciuscula (Wahlenb.) Mackenz.; Koeleria asiatica Domin; K. pohleana (Domin) Gontsch.; Lagotis uralensis; Poa urssulensis Trin.; Rhynchospora alba (L.) Vahl; Succisa pratensis Moench; Tofieldia coccinea Richards.; Veronica spicata L.; Viola persicifolia Schreb.

B17. Рыхлокустовой дерновый травянистый поликарпик: Alopecurus glaucus Less.; Anemonoides altaica; A. ranunculoides; Aster alpinus; Carex atrata L.; C. bergrothii Palmgr.; C. flava L.; C. marina Dew.; C. ornithopoda; C. pediformis C.A. Mey.; Cinna latifolia (Trev.) Griseb.; Dendranthema zawadskii (Herbich) Tzvelev; Epipactis atrorubens; Erigeron silenifolius; Glyceria maxima (C. Hartm.) Holmb.; Inula salicina L.; Iris sibirica L.; Koeleria asiatica Domin; Origanum vulgare L.; Poa glauca Vahl; Rhynchospora alba; Schizachne callosa (Turcz. ex Griseb.) Ohwi; Vahlodea atropurpurea (Wahlenb.) Fr.; Veronica spicata; Viola collina Bess.; V. mauritii Tepl.; V. riviniana Rchb.; V. selkirkii Pursh ex Goldie; V. sergievskiae Tzvelev.

B18. Корневищный дерновый травянистый поликарпик: Anemonoides altaica; Cypripedium guttatum L.; Dendranthema zawadskii; Eleocharis austriaca Hayek; Epipactis atrorubens; Hierochloe pauciflora R. Br.; Inula salicina; Origanum vulgare; Veronica spicata; Viola collina Bess.; V. selkirkii Pursh ex Goldie; V. sergievskiae Tzvelev.

B19. Подземностолонный недерновый травянистый поликарпик: Brachypodium pinnatum (L.) Beauv.; Bromopsis pumpelliana (Scribn.) Holub; Carex flacca Schreb.; C. mollissima H. Christ; Endocellion sibiricum (J.F. Gmel.) J. Toman; Epipactis palustris (L.) Crantz; Scolochloa festucacea (Willd.) Link; Sparganium microcarpum (Neum.) Raunk.; Stachys sylvatica L.

B20. Подземностолонный плотнокустовой травянистый поликарпик: Carex alba Scop.; C. hirta L.; C. krausei Boeck.; C. williamsii Britt.; Eleocharis quinqueflora (F.X. Hartm.) O. Schwarz.; Juncus stygius L.

B21. Подземностолонный рыхлокустовой травянистый поликарпик: Carex atrofusca Schkuhr; C. laxa Wahlenb.; Poa remota Forsell.

B22. Надземностолонный длиннопобеговый травянистый поликарпик: Ranunculus lingua L.

B23. Корнеклубневой замещающий травянистый поликарпик с клубневидными разрастаниями придаточных корней: Dactylorhiza baltica (Klinge) Orlova; D. cruenta O.F. Mull.; D. incarnata (L.) Soó; D. traunsteineri (Saut.) Soó; Ficaria verna Huds.; Leucorchis albida (L.) E. Mey.

B24. Стеблеклубневой замещающий травянистый поликарпик с клубневидно утолщённым основанием главной оси: Corydalis solida (L.) Clairv.

B25. Столонно-стеблеклубневой замещающий травянистый поликарпик: Hammarbya paludosa (L.) O. Kuntze; Malaxis monophyllos (L.) Sw.

B26. Столонноклубневой травянистый поликарпик: Sparganium microcarpum.

B27. Корневищно-клубнелуковичный травянистый поликарпик: Calypso bulbosa (L.) Oakes.

B28. Многолетний травянистый поликарпик с замещающими клубнелуковицами: Calypso bulbosa.

B29. Корневищнолуковичный травянистый поликарпик: Allium angulosum L.; A. strictum Schrad.

B30. Стеблелуковичный замещающий травянистый поликарпик: Gagea samojedorum Grossh.

B31. Корнеотпрысковый травянистый поликарпик: Achoriphragma nudicaule (L.) Sojak; Acomastylis glacialis (Adams) A. Khokhr.; Arabidopsis petraea (L.) V.I. Dorof.; Braya purpurascens (R. Br.) Bunge.; Castilleja arctica Kryl. & Serg.; C. hyparctica Rebr.; Hedysarum alpinum L.; Lotus peczoricus Miniaev & Ulle; Pedicularis amoena Adams ex Stev.; P. uralensis Vved.; Potentilla stipularis; Viscaria vulgaris Bernh.

B32. Суккулентнолистовой травянистый поликарпик: Chrysosplenium tetrandrum (Lund ex Malmgr.) Th. Fr.; Pinguicula villosa L.; Rhodiola quadrifida (Pall) Fisch. & C.A. Mey.; Rh. rosea L.; Saxifraga aizoides L.; S. oppositifolia L.; S. sibirica L.; S. tenuis (Wahlenb.) H. Smith

B33. Лианоидный травянистый поликарпик с цепляющимися побегами: Lathyrus pisiformis L.

B34. Двулетний прямостоячий монокарпик: Arabidopsis petraea (L.) V.I. Dorof.; Corydalis capnoides (L.) Pers.; Hackelia deflexa (Wahlenb.) Opiz.

B35. Яровой прямостоячий монокарпик: Corispermum algidum Iljin; Corydalis capnoides; Eleocharis ovata (Roth.) Roem. & Schult.; Gentianopsis detonsa (Rottb.) Ma; G. doluchanovii (Grossh.) Tzvelev; Hackelia deflexa.

B36. Стелющийся монокарпик: Elatine hydropiper L.

B37. Длиннопобеговый плавающий травянистый поликарпик с однолетней побеговой системой: Potamogeton crispus L.; P. filiformis Pers.; P. trichoides Cham. & Schlecht.

B38. Столонноклубневой плавающий травянистый поликарпик с однолетней побеговой системой: Sagittaria natans Pall.

B39. Протосомный нефотосинтезирующий фитопаразитный травянистый поликарпик: Boschniakia rossica (Cham. & Schlecht.) B. Fedtsch.; микопаразитный: Epipogium aphyllum Sw.; Monotropa hypopitys L.

Спектр жизненных форм охраняемых семенных растений Республики Коми приведён на рисунке 1; всего охраняемые виды представлены 39 биоморфами.

 

Рисунок 1. Спектр биоморф семенных растений Красной книги Республики Коми; номер столбца совпадает с номером жизненной формы в конспекте; данные в процентах

 

Как видно из сравнения с биоморфологическим спектром всей республики [6], доля охраняемых древесных ниже, чем таковая по всей флоре (5,79% против 13,43%); более того, 6 биоморф вообще не представлены в Красной книге. Несколько меньше (1,67% против 2,47%) охраняется и плавающих трав, причём 4 их жизненные формы также не попали в список. Больше доли охраняемых полудревесных форм (1,54% против 0,79%) и трав (92,66% против 85,78%), а среди последних – паразитных форм (0,83% против 0,39%). При этом среди полудревесных растений не включены в список охраны 2 жизненные формы, а среди наземных трав – 11 (в том числе 1 биоморфа наземных паразитов).

Интересно, что численно преобладающие в общереспубликанском спектре биоморф яровые монокарпики (18,78%) среди охраняемых представлены слабо (2,32%); впрочем, это хорошо объясняется высокой долей чужеродных растений, имеющих данную жизненную форму в республике. Снижена и доля подземностолонных форм (6,95% против 13,23%); вероятно, это связано с большим адаптивным потенциалом данной биоморфы в условиях рассматриваемой территории. На первое место в спектре (18,14%) вышли стержнекорневые растения, занимающие третье место по численности в республике в целом (11,57%). Их преобладание во многом объясняется как предполагаемой реликтовостью ряда представителей, так и в целом меньшей устойчивостью этой биоморфы к антропогенному воздействию. Остальные жизненные формы более-менее адекватно отражены в спектре охраняемых растений.

Заключение. В биоморфологическом спектре охраняемых растений присутствует 39 жизненных форм, что составляет примерно 70% от всего числа жизненных форм семенных растений республики. Закономерно доминируют травы, а среди них – прикреплённые автотрофы, где наибольшую долю составляют стержнекорневые растения при значительном участии столонных, корневищных и дерновинных форм. Слабо представлены монокарпические травы, относительно немного древесных и плавающих форм.

Среди охраняемых видов нет деревьев лесостепного и субарктического типа, прямостоячих аэроксильных и лианоидных кустарников, рыхлых аэроксильных и геоксильных кустарничков, прямостоячих и вьющихся полукустарников, надземностолонных кистекорневых, полупростратных, ползучих и вьющихся поликарпических прикреплённых трав, многолетних, озимых, суккулентнолистовых и лианоидных монокарпических трав, а также монокарпиков-эфемеров, столонно-кистекорневых, столонно-длиннопобеговых и листецовых плавающих поликарпиков и свободноплавающих монокарпиков, а также монокарпиков-паразитов.

 

Список литературы:

  1. Серебряков И.Г. Экологическая морфология растений: Жизненные формы семенных и хвойных. – М., 1962. – 378 с.
  2. Современные подходы к описанию структуры растения. – Киров, 2008. – 355 с.
  3. Красная книга Республики Коми. – Сыктывкар, 2009. – 791 с.
  4. Серебряков И.Г. Жизненные формы высших растений и их изучение // Полевая геоботаника. – Т. 3. – М.; Л., 1964. – С. 146–208.
  5. Бобров Ю.А. Жизненные формы водных трав северо-востока Европейской России // Arctic Environmental Research. – 2017. – Т. 17, №2. – С. 104–112.
  6. Бобров Ю.А. Биоморфологическая структура флоры Республики Коми // Систематические и флористические исследования Северной Евразии: материалы II международной конференции. – В 3 т. Т. 1. – М., 2018. – С. 93–97.
  7. Мартыненко В.А., Груздев Б.И. Сосудистые растения Республики Коми. – Сыктывкар, 2008. – 136 с.
  8. The Plant List : A working list of all plant species [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.theplantlist.org/ (дата обращения: 09.01.2019)