Телефон: +7 (383)-235-94-57

ОЦЕНКА РИСКА ОСТАТКОВ ГОРМОНОВ РОСТА В МЯСНЫХ ПРОДУКТАХ

Опубликовано в журнале: Биологический журнал №1(1)

Автор(ы): Ахмет Жанар Талгаткызы, Серикбаева Асия Демеухановна, Жаксылыкова Гульшат Нурмаханбетовна

Рубрика журнала: Продовольственная безопасность

Статус статьи: Опубликована 22 января

DOI статьи: 10.32743/2658-6460.2019.1.1.41

Библиографическое описание

Ахмет Ж.Т., Серикбаева А.Д., Жаксылыкова Г.Н. ОЦЕНКА РИСКА ОСТАТКОВ ГОРМОНОВ РОСТА В МЯСНЫХ ПРОДУКТАХ // Биологический журнал: эл.научный журнал. –2019 – №1(1). URL: https://bio-j.ru/archive/1/41 (дата обращения: 22.08.2019)

Ахмет Жанар Талгаткызы

докторант Алматинского технологического университета,

Казахстан, г. Алматы

Серикбаева Асия Демеухановна

д-р биол. наук, проф. Казахского нацианального аграрного университета,

Казахстан, г. Алматы

Жаксылыкова Гульшат Нурмаханбетовна

канд. техн. наук, доц. Алматинского технологического университета,

Казахстан, г. Алматы

RISK ASSESSMENT OF GROWTH HORMONE RESIDUES IN MEAT PRODUCTS

 

Zhanar Akhmet

PhD student of Almaty Technological University,

Kazakhstan, Almaty

Gulshat Zhaksylykova

candidate of Technical Sciences, Associate Professor of Almaty Technological University,

Kazakhstan, Almaty

Asiya Serikbayeva

doctor of Biological Sciences, Professor of the Kazakh National Agrarian University,

Kazakhstan, Almaty

 

АННОТАЦИЯ

Гормональные вещества, все еще обсуждаемые с точки зрения их воздействия на здоровье человека, - это эстрадиол-17, прогестерон, тестостерон, зеранол, тренболон и ацетат меленгестрола (MGA), они могут приводить к их избыточному накоплению в мясе и мясопродуктах. В связи с этим, во многих странах мира ужесточены требования по контролю над содержанием гормональных препаратов в продуктах животного происхождения. Стимуляторы роста, в том числе гормональные вещества и антибиотики, легально и незаконно используются для стимулирования роста домашних животных. В нашей стране в Законе РК «О безопасности пищевой продукции» от 21 июля 2007 года № 301-III ЗРК имеется запрет только относительно продуктов специального назначения (продукты детского питания), это свидетельствует о том, что в нашей стране не ведется должный контроль над содержанием гормональных стимуляторов в продуктах животного происхождения и кормах как отечественного, так и импортного производства. Актуальность этой проблемы обусловлена расширением поставок продукции из стран с весьма разнообразным видом разрешенных там препаратов [1].

В этой статье профили риска гормональных и антибактериальных стимуляторов роста представлены на основе недавней информации о токсичности и воздействии на человека, а также представлены рекомендации по управлению рисками для предотвращения воздействия на здоровье человека при использовании стимуляторов роста.

ABSTRACT

Growth promoters including hormonal substances and antibiotics are used legally and illegally in food producing animals for the growth promotion of livestock animals. Hormonal substances still under debate in terms of their human health impacts are estradiol-17β, progesterone, testosterone, zeranol, trenbolone, and melengestrol acetate (MGA), they can lead to their excessive accumulation in meat and meat products. In this regard, in many countries of the world, the requirements for the control of the content of hormonal drugs in animal products are tightened. In our country, the Law of the Republic of Kazakhstan “On food product safety” dated July 21, 2007 No. 301-III ZRK prohibits only special products (baby food), which indicates that in our country there is no proper control over the content hormonal stimulants in animal products and feeds, both domestic and imported. The urgency of this problem is due to the expansion of the supply of products from countries with a very diverse type of drugs permitted there.

In this article, the risk profiles of hormonal and antibacterial growth promoters are provided based on recent toxicity and human exposure information, and recommendations for risk management to prevent human health impacts by the use of growth promoters are also presented.

 

Ключевые слова: оценка риска, стимуляторы роста, гормоны роста, антибиотики, кормовые добавки, влияние на здоровье человека.

Keywords: Risk assessment, Growth promoters, Growth hormones, Antibiotic feed additives, Human health impact.

 

Ветеринарные препараты, включая гормоны роста, используются для борьбы с болезнями и стимулирования роста животных домашнего скота. Однако опасения относительно безопасности продуктов животноводства и распространенности устойчивости к противомикробным препаратам возросли в связи с увеличением использования ветеринарных препаратов.

Оценка риска – это комплексная стратегия, позволяющая предположить вероятность заболе­вания человека, вызванного употреблением продуктов животноводства, содержащих остаточные ветеринарные препараты. Как антимикробные, так и гормоны роста, используемые для стимулирования роста животных, производящих пищу, вызвали много споров о безопасности продуктов животно­водства для потребления человеком. Многие исследования были проведены для оценки реальной вероятности воздействия на здоровье человека. Нам необходимо понимать риски для здоровья человека, связанные с противомикробными препаратами и гормонами роста, на основе структуры, состоящей из оценок количества накоплении, зависимости доза-реакция и последствий заболевания для человека.

Основная цель этой статьи - проиллюстрировать методы оценки риска гормонов роста и предоставить результаты количественной оценки их риска на основе современных научных знаний и имеющихся данных.

Ветеринарные препараты представляют собой тип химической опасности в пищевых продуктах животного происхождения. Многие из этих веществ оцениваются на предмет их воздействия на здоровье человека, если они остаются в пищевых продуктах. Одобрение ветеринарных препаратов, используемых на животных предназначенных для убоя, может быть сделано после системной оценки эффек­тивности, безопасности целевых животных, риска для здоровья человека и воздействия на окружающую среду. С точки зрения управления рисками максимальные пределы остатков (MRL) рассматриваются как инструмент мониторинга соответствия утвержденным условиям использо­вания, а уровень ADI является точкой принятия решений о воздействии на здоровье человека.

Оценка риска ветеринарных препаратов состоит из оценки их токсикологического и микробиоло­гического воздействия и определения приемлемых уровней потребления. Токсиколо­гическое воздействие подразумевает любые биологические побочные эффекты, вызванные прямым приемом ветеринарных препаратов, такие как изменение массы тела, подавление иммунитета и различные нарушения нормальной функции организма. Что касается микробиологического воздействия, мишенями для употребляемых ветеринарных препаратов являются микрофлора кишечника человека, а не организм человека. Кишечная микрофлора человека играет важную роль в поддержании здоровья человека. Основные функции кишечной микробиоты для здоровья человека: метаболическая ферментация неперевари­ваемых пищевых компонентов и эндогенной слизи, контроль пролиферации и дифференцировки эпителиальных клеток кишечника, развитие и гомеостаз иммунной системы и защита от экзогенных патогенов. Микробиологическое воздей­ствие необходимо оценивать, когда проглоченное остаточное количество является антимикробио­логически активным, необратимо не превращенным в неактивные метаболиты и попадает в нижнюю кишку любым путем введения. Многие ветери­нарные противомикробные средства выделяются на класс, требующий оценки микробиологического риска [2].

Широкий спектр научных данных необходим для обеспечения того, чтобы определенные ветеринарные препараты могли использоваться таким образом, чтобы это не оказывало неблаго­приятного воздействия на здоровье населения. Где это уместно, данные следует собирать в соответствии с национальными или международ­ными руководящими принципами надлежащей лабораторной практики (GLP).

Данные должны охватывать острую токсич­ность; кратковременная токсичность; долгосрочная токсичность; репродуктивная токсичность; канцерогенность; генотоксичности; специфическая токсичность для органов, включая иммуноток­сичность и нейротоксичность; последствия эндокринных нарушений и воздействия на микрофлору кишечника человека [3].

Оценки риска для ветеринарных препаратов, содержащихся в пищевых продуктах, выполняются, следуя интегративным этапам идентификации опасности, характеристики опасности, оценки воздействия и характеристики риска (WHO, 2004). На этапе идентификации опасности выявляются известные или потенциальные неблагоприятные воздействия на здоровье человека, которые вызваны ветеринарным препаратом или его метаболитами, которые могут присутствовать в конкретной пище [4].

Токсикологические оценки, токсикокинети­ческие оценки и оценки рака/не рака проводятся в основном для идентификации опасности. На этапе характеристики опасности демонстрируются характеристики побочных эффектов, связанных с ветеринарным препаратом или его метаболитами, присутствующими в пище. Кроме того, уровни, которые явно не оказывают вредного воздействия на здоровье человека, оцениваются в соответствии с зависимостью от дозы. NOAEL (уровни ненаблюдаемого неблагоприятного эффекта), ADI, эталонные дозы при более низких доверительных пределах (BMDL), факторы неопределенности и пороговые уровни для токсикологической проблемы извлекаются из этапа характеристики опасности. ADI рассчитывается путем деления NOAEL с фактом неопределенности [5].

На этапе характеристики риска оценки серьез­ности и возникновения известных потенциальных неблагоприятных воздействий на здоровье в данной популяции оцениваются на основе идентификации опасности, характеристики опасности и оценки воздействия. Оценка риска, вызванного потреблением в высокочувствительных группах населения, может проводиться при необходимости с точки зрения общественного здравоохранения.

Инспекция и контроль остатков ветеринарных препаратов являются очень важными инструментами регулирования для обеспечения безопасности пищевых продуктов. Тем не менее, не представляется возможным контролировать все элементы подозреваемых соединений в пищевых продуктах. Оценка риска для установления приоритетов в мониторинге остатков ветеринарных препаратов рекомендуется в качестве эффективной стратегии управления рисками, чтобы более интенсивный мониторинг применялся для компонентов, имеющих более высокие оценки потенциального риска. Риск оценивается в соответствии с токсикологическими порогами, оценочными величинами воздействия, возник­новением устойчивости к противомикробным препаратам, частотой нарушений и т. д.

Гормональными веществами, используемыми для стимулирования роста у крупного рогатого скота, являются природные стероиды: эстрадиол-17β, прогестерон и тестостерон, а также синтетические соединения, такие как зеранол, который обладает высоким сродством к рецепторам эстрогена, ацетат тренболона, который имеет сродство к рецепторам андрогенов. и ацетат меленгестрола, который имеет активность, аналогичную прогестинам [6].

Эстрадиол-17β, один или в сочетании с другими гормонально активными веществами, вводят крупному рогатому скоту подкожным имплантатом, обычно в ухе, для улучшения показателей увеличения веса и эффективности кормления. Количество бензоата эстрадиола, обработанного на животное составляет 10 ~ 28 мг, что эквивалентно 8 ~ 24 мг 17β-эстрадиола [7].

Эстрадиол оказывает свое биологическое действие в основном за счет связывания с внутриклеточными рецепторами, а у женщин он вызывает рост и развитие репродуктивного тракта и молочных желез и появление вторичных половых признаков после связывания с рецепторами [8].

В длительных исследованиях канцерогенности на мышах и крысах было выявлено увеличение числа опухолей в молочных железах и гипофизе; матка, шейка матки, влагалище и яички; и лимфоидные органы и кости (IARC, 1979). Злокачественные опухоли почки наблюдались у интактных и кастрированных самцов хомяков и у самок хомяков, подвергнутых овариэктомии. IARC (1987) также пришел к выводу, что эстрадиол-17β является канцерогеном для людей группы I, который имеет достаточные доказательства канцерогенности для человека [9]. Обнаружено, что канцерогенность эстрадиола является результатом его взаимодействия с гормональными рецепторами, поскольку опухоли в основном возникают в тканях, обладающих высоким уровнем гормональных рецепторов. В целом, эстрадиол оценивается как генотоксический канцероген, однако необходимо учитывать, что эстрадиол является природным гормоном, синтезируемым в организме человека и применяемым в качестве лекарства для человека.

Эстрадиол используется в качестве стимулятора роста у крупного рогатого скота и может вызывать увеличение уровней в два-несколько раз, достигая пиков в печени и жире у быков и телят [10]. Количество эстрадиола в мышцах ткани обработанных телят, телок и бычков составляли 11 ~ 280 нг / кг, тогда как в группах, не получавших лечение, были обнаружены 3 ~ 35 нг / кг. Количество потребляемого эстрадиола через мясо обработанных животных (0,0045 ~ 0,180 мкг на 500 г порции мяса) примерно в сорок-тысячи раз меньше, чем количество суточной выработки гормона человеком. Кроме того, эстрадиол становится инактивированным при пероральном введении вследствие метаболических функций желудочно-кишечного тракта или печени. JECFA (2000b) пришел к выводу, что количество экзогенного 17β-эстрадиола, потребляемого через мясо от обработанного крупного рогатого скота, не сможет оказывать каких-либо гормональных эффектов на человека.

Прогестерон вводят крупному рогатому скоту в сочетании с бензоатом эстрадиола в соотношении 10: 1 (прогестерон 100 ~ 200 мг с эстрадиолом 10 ~ 20 мг) в качестве ушного имплантата для увеличения скорости набора веса и эффективности кормления. Прогестерон также используется для синхронизации эструса у кормящих и не кормящих молочных коров и коз через внутривлагалищную губку. Экзогенно вводимый прогестерон структурно идентичен прогестерону, продуцируемому у животных и человека. Прогестерон плохо всасывается при пероральном приеме и инактивируется в желудочно-кишечном тракте и / или печени, что делает его биодоступность менее 10% после перорального приема [11].

В исследовании с использованием самок мышей прогестерон вводили течение пяти дней, прогестерон увеличивал частоту опухолей яичников, матки и молочной железы у мышей, а также опухолей молочной железы у собак (IARC, 1979), и эти эффекты рассматривались как связанные с гормональной активностью. МАИР пришла к выводу, что существует ограниченное количество доказательств канцерогенности прогестерона у экспериментальных животных, и невозможно провести оценку его канцерогенности для человека в отсутствие эпидемиологических данных. Прогестерон не показал никаких признаков генотоксичности. Кроме того, прогестерон не оказывал каких-либо неблагоприятных воздействий на фертильность и развитие у крыс и макак-резусов [12].

В сравнительных исследованиях концентраций прогестерона в съедобных тканях у необработанных и обработанных телят, телок и бычков уровни прогестерона в группах не различались; однако у обработанных животных количество прогестерона в жировой ткани (3,20 ~ 8,66 мкг / кг) [13].

Использование гормональных стимуляторов роста и антимикробных стимуляторов роста у убойных животных вызывает много опасений по поводу их воздействия на здоровье человека. Лучшее понимание рисков для здоровья человека, связанных с использованием таких лекарств, имеет важное значение для принятия регулирующих решений и программ, которые поддерживают разумное нечеловеческое использование гормо­нальных препаратов. Оценка риска играет ключевую роль в обеспечении безопасности пищевых продуктов. Следуя указаниям по иденти­фикации опасностей, характеристикам опасностей, оценкам подверженности и характеристикам рисков, мы получаем больше научных знаний для принятия решений о вариантах управления рисками при защите общественного здоровья.

Недавние результаты оценки риска по гормональным веществам, включая эстрадиол-17β, прогестерон, тестостерон, зеранол, тренболон и ацетат меленгестрола (MGA), показывают, что природные стероидные гормоны оказывают незначительное влияние на здоровье человека, когда они используются в соответствии с надлежащей ветеринарной практикой и для синтетического гормона вещества, подобные ADI и MRL, предназначены для защиты здоровья человека.

 

Список литературы:

  1. Закон РК «О безопасности пищевой продукции» 21.07.2007г. № 301-III ЗРК. / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://adilet.kz (дата обращения: 04.01.2019).
  2. Risk Assessment of Growth Hormones and Antimicrobial Residues in Meat / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http:// ncbi.nlm.nih.gov (дата обращения: 07.01.2019).
  3. Доклад Научного комитета Европейской комиссии по защите прав и здоровья потребителей от 30.04.1999.
  4. Галкин A.B., Комарова В.И, Иванова Е.А. Иммуноферментный метод экспресс-контроля продовольственного сырья и пищевых продуктов на содержание потенциально опасных химических соединений. Хранение и переработка сельхоз.сырья. 1998, № 5, с.21.
  5. Комаров А.А., Вылегжанина Е.С., Нестеренко И.С. Определение остаточного содержания лек. препаратов в продукции животноводства / Журнал Ветеринария №11, 2009.
  6. Angsusingha K. Kenny F.M. Nankin H.R. Taylor. F.H. Unconjugated estrone estradiol and FSH and LH inprepubertal and pubertal males and females. J. Clin. Endocrinol. 1974/ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http:// ncbi.nlm.nih.gov (дата обращения: 07.01.2019).
  7. Bartholomew R.M. Ryan D.S. Lack of mutagenicity of some phytoestrogens in the Salmonella/mammalian microsome assay. Mutat. Res. 1980 / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http:// ncbi.nlm.nih.gov (дата обращения: 07.01.2019).
  8. Bauer E.R. Daxenberger A. Petri T. Sauerwein H. Meyer H.H. Characterisation of the affinity of different anabolics and synthetic hormones to the human androgen receptor human sex hormone binding globulin and bovine gestagen APMIS. / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http:// www.ncbi.nlm.nih.gov (дата обращения: 07.01.2019).
  9. BRC Global Standard for Food Safety – международный стандарт для пищевой промышленности 01января 2008 года.
  10. European Food Safety Authority (EFSA) . Opinion of the scientific panel on contaminations in the food chain on a request from the European Commission related to hormone residues in bovine meat and meat products. The EFSA Journal. 2007;510:1–62.
  11. Galbraith H. Hormones in international meat production:biological sociological and consumer issues. Nutr. Res. Rev. 2002 / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://ncbi.nlm.nih.gov (дата обращения: 07.01.2019).
  12. Sillence M.N. Rodway R.G. Effects of trenbolone acetate and testosterone on growth and on plasma concentrations of corticosterone and ACTH in rats. J. Endocrinol. 1990/ [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://ncbi.nlm.nih.gov (дата обращения: 07.01.2019).
  13. Gardner W.U. The effect of estrogen on the incidence of mammary and pituitary tumors in hybrid mice. Cancer Res. 1941 / [Электронный ресурс]. - Режим доступа: URL: http://ncbi.nlm.nih.gov (дата обращения: 07.01.2019).